Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение

Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение

Неувязка человека и природы в конфуцианстве и чань-буддизме

Введение

Что такое человек? Какова природа человека? В чем драма человечьих отношений и людского существования? От чего зависят смысл и ценность людской жизни? Подобного рода вопросы ставятся в философских текстах различных эпох. Человек — уникальное творение Вселенной. Ни современная наука, ни философия, ни религия не могут Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение полностью выявить тайну человека. Философы приходят к выводу, что людская натура проявляется в разных качествах (разумность, гуманность, доброта, способность обожать и др.), но одно из их является основным. Выявить эту черту значит понять суть человека. Какое качество можно считать специфичным человечьим? Есть ли вообщем в человеке какое Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение-то внутреннее устойчивое ядро? Философы отвечают на эти вопросы по-разному. Почти все находится в зависимости от общей мировоззренческой установки, другими словами оттого, что данное философское направление выдвигает в качестве высшей ценности. Определенные позиции обуславливаются, а именно, и тем, как рассматривается человек — “снаружи” либо “изнутри”. Исследование человека “снаружи” подразумевает Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение осмысление его отношений с природой (космосом), обществом, богом и самим собой. Приобщение к тайне человека “изнутри” связано с постижением его телесного, чувственного, нравственного и духовного бытия. Но правомерно ли находить делему людского бытия в художественных и философских монументах Востока. Так, создание “Книжки Песен” (“Ши цзин”) относится к временам, когда в Китае Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение философские школы еще не сложились, и потом ее использовали в собственных учениях не только лишь конфуцианская, да и другие школы, которые нередко искажали начальный смысл. Уникальный текст “Книжки истории”, либо “Книжки документов” (“Шу цзин”) вообщем не сохранился до наших времен. Он был изменен в значимой степени как Конфуцием, так Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение и его последователями. Китайское произведение “Лунь юй” (“Беседы и выражения”) является единственным произведением китайской традиционной литературы, которая более либо наименее конкретно передает взоры Конфуция. Но это только одна сторона трудности. Западному читателю, не знакомому с языком Китая, трудно осознать не только лишь аллегорический смысл написанного, но, время от времени Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение, и прямой и, казалось бы, тривиальный. Для этого необходимо также знать культуру старого Китая, его обычаи и предфилософию. И, в конце концов, трудность представляет то, что в сохранившихся до наших дней произведениях человек Китая “растворен” в космосе, един с ним и неотделим от него. Все это делает затруднительным постижение Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение природы и смысла человека в осознании древнекитайских философов.

Целью данной работы является исследование задачи человека в религиях Востока, а именно в Конфуцианстве и в чань-буддизме, по работам разных современных создателей (историков, философов), обобщение разрозненного и, иногда, противоречивого материала и создание стройной системы познаний и положений, определяющих место Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение человека во Вселенной.

Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение

Конфуцианство — одно из ведущих идеологических течений в старом Китае. В ряде публикаций дается “компромиссное” определение конфуцианства сразу как религии и как этико-политического учения. Конфуций — создатель нравственно-религиозного учения — оставил глубочайший след в развитии духовной культуры Китая, во всех сферах Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение его публичной жизни — политической, экономической, социальной, моральной, в искусстве и религии. По определению Л. С. Васильева: “Не будучи религией, в полном смысле этого слова, конфуцианство стало огромным ежели, чем просто религия. Конфуцианство — это также и политика, и административная система, и верховный регулятор экономических и соц процессов, словом Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение, база всего китайского стиля жизни, принцип организации китайского общества, квинтэссенция китайской цивилизации”. По собственному мировоззрению, методу разъяснения мира и места человека (“цивилизованного”, а не “варвара”) в этом мире конфуцианство выступает быстрее в этико-политическом, чем в религиозном плане.

Конфуций основал свою школу в 50 лет. У него было много учеников. Они Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение записали мысли как собственного учителя, так и свои. Так появилось главное конфуцианское сочинение “Лунь юй” (“Беседы и выражения”) — произведение совсем несистематическое и нередко противоречивое, сборник в главном нравственных назиданий, в каком, по воззрению неких создателей, очень тяжело узреть философское сочинение. Эту книжку всякий образованный китаец учил назубок Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение еще в детстве, ею он управлялся всю жизнь. Основная задачка Конфуция — гармонизировать жизнь страны, общества, семьи, человека. В центре внимания конфуцианства отношения меж людьми, задачи воспитания. Конфуций не доволен имеющимся, но, его эталоны не в дальнейшем, а в прошедшем. Человек обращен лицом к прошлому, к будущему же повернут спиною. Древность повсевременно находится Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение в реальном. Будущее не завлекает очень огромного внимания — ведь время движется по кругу; и все ворачивается к собственному истоку. Кульминация конфуцианского культа прошедшего — “исправление имен” (“чжэн мин”). Конфуций признавал, что “все течет” и что “время бежит, не останавливаясь”. Потому конфуцианское “исправление имен” означало не приведение публичного сознания в Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение соответствие с изменяющимся публичным бытием, а попытку привести вещи в соответствие с их былым значением. Потому Конфуций учил, что сударь должен быть сударем, сановник — сановником, отец — папой и отпрыск — отпрыском не по имени, а реально, по сути. Идеализируя древность, Конфуций рационализирует учение о нравственности — конфуцианскую этику. Она Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение опирается на такие понятия, как “взаимность”, “золотая середина”, “человеколюбие”, составляющие в целом “верный путь” — дао.

В собственном учении Конфуций основывался на обычных китайских взорах на устройство мира. По представлениям старых китайцев, человек появляется после того, как изначальный эфир (либо пневма, “ци”) делится на 2 начала: Инь и Ян, Свет и Конфуцианство как этико-политическое и религиозно-философское учение Тьму. Своим возникновением он вроде бы призван преодолеть эту расколотость мира, ибо соединяет воединыжды внутри себя черное и светлое, мужское и женское, активное и пассивное, твердость и мягкость, покой и движение.


konkistador-zakrivaet-glaza-3-glava.html
konkistador-zakrivaet-glaza-9-glava.html
konkretizaciya-eto-metod-mislennogo-vozvrasheniya-ot-abstraktnogo-k-konkretnomu-s-celyu-raskritiya-soderzhaniya.html