Конформность как регулятор поведения индивида в группе

В социальной психологии изучаются не только лишь определяемые культурой регуляторы социотипического поведения, да и регуляторы поведения другого уровня – приспособительные механизмы, применяемые сначала при межличностных отношениях в малой группе: методы разрешения конфликтов, помогающее поведение, конформность и т.п. В текущее время имеется огромное количество данных о том, что и они Конформность как регулятор поведения индивида в группе в той либо другой степени обоснованы культурой. Попытаемся проанализировать, как оказывает влияние культура на одно из перечисленных явлений – конформность, «имея в виду чисто психическую характеристику позиции индивидума относительно позиции группы, ...меру подчинения индивидума групповому давлению» (Андреева, 1996, с. 207).

Сначала 50-х гг. южноамериканский исследователь С. Аш, исследуя давление группы на личность, использовал ставшую традиционной Конформность как регулятор поведения индивида в группе экспериментальную функцию, в какой участвовали «наивные» испытуемые и группа подставных лиц, находившихся в «сговоре» с экспериментатором. Задание состояло в определении того, которая из предложенного набора линий равна «стандартной» полосы. При личном выполнении задания все испытуемые с ним управлялись. Но если «наивные» испытуемые отвечали прямо за другими членами группы Конформность как регулятор поведения индивида в группе, дававшими некорректные ответы, более трети из их показывали конформное поведение. Другими словами, преодолевая конфликт меж своим воззрением и воззрением группы, воспринимали мировоззрение последней.

В протяжении достаточно долгого времени конформность не только лишь рассматривалась в качестве фундаментального процесса групповой динамики, да и ее уровень, выявленный Ашем, числился универсальным, не зависящим от Конформность как регулятор поведения индивида в группе культуры. Вправду, при повторении тестов в различные годы и в почти всех странах – Англии, Бельгии, Нидерландах, Португалии, Франции, Ливане, Гонконге, Кувейте, Заире – уровень конформности был близок к обнаруженному в США. Но настолько же длинноватым оказывается и перечень государств, в каких испытуемые показывали более высочайший (Зимбабве, Гана, Фиджи, Китай), более Конформность как регулятор поведения индивида в группе маленький (Германия, Япония) и даже нулевой (Канада, та же Англия) уровень конформных реакций (см. Bond, Smith, 1996).

Даже в США по мере скопления данных исследователи столкнулись с обилием противоречивых результатов. Так, одни создатели обосновывали, что для периода с 1974 по 1988 г. свойственны значимые колебания в уровне конформности янки, отражающие социально-политические Конформность как регулятор поведения индивида в группе конфигурации и сопутствующие им периоды подъема и спада протестной активности главных испытуемых – студентов. Другие социальные психологи утверждали, что америкосы равномерно становятся все более конформными, другими словами, соглашались с мыслью Д. Рисмена об увеличении в»современных постиндустриальных обществах числа индивидов, «ориентированных на других» (см. Рисмен, 1992). А результаты недавнешнего мета Конформность как регулятор поведения индивида в группе-анализа исследовательских работ, проведенных в США и использовавших экспериментальную функцию Аша, свидетельствуют о неуклонном понижении уровня конформности в этой стране в период с 1952 по 1994 г. (см. Bond, Smith, 1996).

Но какая бы точка зрения ни казалась нам более обоснованной, сама их противоречивость свидетельствует о том, что типо универсальный уровень конформных Конформность как регулятор поведения индивида в группе реакций является, по меткому замечанию британских- исследователей С. Перрина и К. Спенсера, «дитем собственного времени», отразившим эру мак-картизма и «охоты за ведьмами» начала 50-х гг. в США (Perrin, Spencer, 1980, p. 405).

Исследование самих английских психологов, повторивших опыт в конце 70-х гг., со всей очевидностью показало, что результаты Аша являются дитем Конформность как регулятор поведения индивида в группе не только лишь собственного времени, да и «дитем собственной культуры». В их опыте обыденные английские студенты показали полное отсутствие конформности, но увыходцев из Вест-Индии был зафиксирован довольно высочайший ее уровень, Создатели – социальные психологи – представили, что в ответах членов этнического меньшинства проявилась тенденция к поддержанию группового единства Конформность как регулятор поведения индивида в группе.

Но исходя из убеждений этнопсихолога высочайший уровень конформных реакций выходцев из Вест-Индии можно разъяснить и воздействием культурных традиций. В культурах Запада с их акцентом на самовыражение и отстаивание собственного представления конформность обычно ассоциируется с покорностью и уступчивостью и считается совершенно точно отрицательным явлением. Но в культурах, где высоко ценится Конформность как регулятор поведения индивида в группе гармония межличностных отношений, податливость воззрению большинства может интерпретироваться как тактичность и соц сензитивность, «как в высшей степени положительное и желательное явление, соц ценность и норма» (Агеев, 1990, с. 123).

И вправду, в исследовательских работах не раз подтверждалось, что представители одних народов – индонезийцы, китайцы, жители страны восходящего солнца – одобряли конформность, покорность и Конформность как регулятор поведения индивида в группе уступчивость больше, чем представители других – америкосы, британцы и итальянцы (см. Matsumoto, 1996). Из этого можно сделать только один вывод – конформность является продуктом социализации и ин-культурации, от особенностей которых зависит ее уровень. Так, необыкновенно высочайший уровень конформности (51%) был выявлен у африканских племен банту, чьи способы социализации отличаются необычной суровостью Конформность как регулятор поведения индивида в группе (см. Triandis, 1994).

А основываясь на уже рассмотренных нами идеях Барри (см. Barry, Child, Bacon, 1959), можно представить, что конформные реакции появляются с разной степенью интенсивности зависимо от того, делается ли в культуре акцент на воспитании самоутверждения либо уступчивости. Конкретно эту догадку инспектировал в семнадцати культурах Дж. Берри (см. Berry, 1979). По его Конформность как регулятор поведения индивида в группе воззрению, культуры охотников и собирателей – общества с малыми припасами еды, которые воспитывают в детях нужные для выживания рвение к самоутверждению, креативность и исследовательский дух, – оказывают наименьшее давление на личность, что приводит к наименьшей конформности. А в сплоченных, стратифицированных сельскохозяйственных культурах – обществах с большенными припасами еды – социализация ориентирована на то, чтоб Конформность как регулятор поведения индивида в группе воспитать послушливого, покладистого малыша, и функционален высочайший уровень конформности.

Используя модификацию методики Аша, Берри смог подтвердить данную догадку, найдя более высочайший уровень конформности в культурах хлеборобов и скотоводов, а именно у племени темпе в Сьерре-Леоне, и поболее маленький – у охотников и собирателей, к примеру у эскимосов Конформность как регулятор поведения индивида в группе. Предпосылки высочайшей конформности Берри лицезреет в особенностях среды, которая делает ее многофункциональной, и в паттернах социализации, поощряющих конформное – функциональное в определенной экологии – поведение.

Хотя результаты исследовательских работ Берри являются броским свидетельством того, что конформное поведение подвержено воздействию культурных норм и ценностей, направляющих дела меж членами группы, рамки его концепции Конформность как регулятор поведения индивида в группе ограничены классическими культурами, относительно свободными от наружного воздействия. Когда Берри снутри культур ассоциировал более «традиционные» и поболее европеизированные подборки испытуемых, вкусивших плоды западного образования, урбанизации и т.п., он обнаруживал, что знакомство с ценностями западной культуры ведет к наименьшей вариативности уровня конформности меж культурами.

Английские исследователи Р. Бонд и П. Смит Конформность как регулятор поведения индивида в группе, осуществившие мета-анализ исследовательских работ конформности за период 1952-1994 гг., предприняли попытку разглядеть связь уровня конформности с культурными ценностями в более широком контексте (см. Bond, Smith, 1996). Всего в публикациях и диссертациях ими было найдено 68 отчетов о 133 исследовательских работах, создатели которых до мелких подробностей повторяли экспериментальную функцию Аша по определению длины Конформность как регулятор поведения индивида в группе линий.

Считая, как и многие другие исследователи, более необходимыми измерениями культуры индивидуализм и коллективизм, Бонд и Смит рассматривали их в качестве регуляторов поведения, влияющих на степень конформности. Сопоставление уровней конформности и индивидуализма/коллективизма в семнадцати странах мира подтвердило догадку создателей, согласно которой коллективистических культурах конформность выше, чем Конформность как регулятор поведения индивида в группе в индивидуалистических[71]. Это позволило английским психологак утверждать, что:

Предпосылки более высочайшего уровня конформности коллективистов связаны, во-1-х, с тем, что они присваивают большее значение коллективным целям и больше волнуются о том, как их поведе ние смотрится в очах других и оказывает влияние на этих других, а во вторых, с тем Конформность как регулятор поведения индивида в группе, что в коллективистических обществах в воспитании малышей делается акцент на повиновении и неплохом поведении (Bond, Smith, 1996, p. 127).

Но как быть с тем, что выводам очень кропотливо проведений го мета-анализа Бонда и Смита противоречат многие данные, частности результаты исследования, в каком конформные реакции показали наименее 20% японских испытуемых?

Эти Конформность как регулятор поведения индивида в группе результаты изумили самих исследователей, предполагавших выявить высочайший уровень конформности в Стране восходящего солнца, коллективизм культуры которой не вызывает колебаний. Но следует подразумевать, что есть межкультурные различия в готовности индивидов рассматривать других людей в качестве членов важной референтной группы. В коллективистических культурах люди не поддаются давлению хоть какой группы Конформность как регулятор поведения индивида в группе. Они имеют тенденцию адаптироваться к. воззрениям членов собственной группы, но по отношению к членам чужих групп их поведение возможно окажется даже наименее кооперативным, чем поведение представителей индивидуалистических культур. Как совсем справедливо отмечает Триандис, для японцев чужие люди, дающие некорректные ответы, чуть ли могут рассматриваться как «своя группа», а иноземцы в Конформность как регулятор поведения индивида в группе качестве экспериментаторов делают положение вещей еще больше ненатуральным (см. Triandis, 1994). Потому нет ничего необычного в том, что 34% японских испытуемых описываемого исследования показали антиконформные реакции – они дали некорректные ответы в тех случаях, когда большая часть подставных участников опыта отвечали верно.

Совершенно другие результаты были получены, когда уровень конформности изучался японским Конформность как регулятор поведения индивида в группе ученым, поглубже взглянувшим на местные особенности поведения человека в группе. Н. Матсуда исходил из того, что для японцев типично точное различение в выборе поведения зависимо от типа межличностных отношений – уши, секен и сото. От первого, к третьему типу отношений миниатюризируется степень интимности и значимость других как референтной группы Конформность как регулятор поведения индивида в группе. Другими словами, жители страны восходящего солнца показывают глубокую обоюдную заинтригованность в отношениях близких друзей (уши) и полное безразличие в отношениях сото.

В собственном опыте Матсуда поделил испытуемых – студенток первого курса института – на три типа групп. Группы уши – «наивная испытуемая» и подставные лица – состояли из индивидов, осуществивших обоюдный социометрический выбор. Группы секен Конформность как регулятор поведения индивида в группе достигнули умеренной сплоченности на подготовительном шаге опыта. Члены групп сото не являлись друзьями и не имели способности развить сплоченность.

Японские студентки, участвовавшие в этом опыте, показали высочайший уровень конформности, хотя ответы давали персонально, т.е. без конкретного давления группы. У членов групп с более тесноватыми межличностными отношениями Конформность как регулятор поведения индивида в группе конформные реакции, как и предполагалось, встречались почаще. Но Матсуда нашел неоднозначность связи меж степенью включенности индивидума в группу и уровнем конформности. Члены групп, сплотившихся во время опыта, поддавались давлению большинства в основном, чем члены групп взаимно избранных друзей. Исследователь растолковал это тем, что в японской культуре группы, достигшие полного Конформность как регулятор поведения индивида в группе взаимопонимания (уши) более терпимы к неким отклонениям взглядов собственных членов от представления большинства. Вот поэтому в среде самых близких людей человек не опасается «потерять лицо» и поболее свободен в высказываниях (см. Matsuda, 1985).

Результаты исследования японского психолога подтверждают предположение, что коллективизм культуры совсем не непременно приводит к совершенно точно высочайшему уровню конформности ее Конформность как регулятор поведения индивида в группе членов во всех ситуациях. А именно, степень конформности как регулятора поведения индивидума даже в критериях опыта почти во всем находится в зависимости от того, давлению какой группы он подвергается. Нет никакого сомнения, что вариативность конформности в реальной жизни еще выше.

Не вызывает сомнения и то, что нужно продолжить исследования Конформность как регулятор поведения индивида в группе связи регуляторов социотипического поведения – и не только лишь индивидуализма и коллективизма, – как с конформностью, так и с другими механизмами, влияющими на поведение индивидума в малой группе. Но какие бы результаты ни были получены в будущих исследовательских работах, представляется совсем естественным, что невзирая на очевидные межкультурные различия регуляторов общественного Конформность как регулятор поведения индивида в группе поведения, их рассмотрение как взаимоисключающих полюсов бинарных оппозиций (индивидуализм-коллективизм, маскулинность–фемининность, равенство–справедливость, высочайшая конформность либо ее отсутствие и т.п.) может быть только в качестве научной абстракции. В действительности речь всегда идет только об определенной ориентации культуры, даже если она и проявляется как господствующая тенденция Конформность как регулятор поведения индивида в группе. На практике приходится иметь дело с сосуществованием снутри хоть какой культуры разнонаправленных частей традиции разной степени выраженности.

ЛИТЕРАТУРА ДЛЯ ЧТЕНИЯ

Асмолов А. Г. Психология личности. М.: Изд-во Моск. ун-та, 1990. С. 258-272.

Кон И. С. Моральное сознание личности и регулятивные механизмы культуры // Соц психология личности / Под ред. М. И. Бобневой, Е. В Конформность как регулятор поведения индивида в группе. Шороховой. М.: Наука, 1979. С. 85-113.

МайерсД. Соц психология. СПб.: Питер, 1997 г. С. 249-255.

Рейковски Я. Движение от коллективизма // Психический журнальчик. 1993. Т. 14. № 5. С. 24-33.


konfucij-doklad.html
konfucij-referat.html
kongregaciya-po-delam-evangelizacii-narodov-dorogie-druzya-i-chitateli-nashej-gazeti.html