КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ

КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ

«28.07.1964 г. Алеша (5 лет) и Антон (3 года) уже улеглись спать, когда бабушка при­шла за раскладушкой. Обе раскладушки были заняты, но папа решил стремительно: ребят по­ложил валетом на небольшую раскладушку, а огромную дал бабушке. Лицезрев, как он положил ребят, бабушка, естественно, запротестовала: «Им тесновато...»; «Они свалятся...»; «Давай принесем матрас...»; «Давай КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ положим на пол обоих...»; «Давай, в конце концов, я возь­му небольшую раскладушку, а ты их положи на огромную...» Ее волнения и протест были понятны: из-за нее другим причиняется неудобство. Всякий бы на ее месте тоже за­протестовал, ощутил неловкость от происшедшего. Но Борису это было непо­нятно. Он КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ это расценил как еще одно «не нашей линии» бабушкино желание — и все. Он взял и отнес раскладушку в бабушкин дом, не обращая внимания на ее протесты. Когда он возвратился, опять начались препирательства.

Я была в примыкающей комнате (кормила Анюту) и все это слышала, а поэтому с раздра­жением произнесла КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ:

— Борис, да принеси ты матрас и уложи их порознь, стоит из-за этого спорить!

— Они и так прекрасно лежат. Почему мы должны делать так, как захотелось бабушке?

Мое вмешательство было расценено им как еще одно отступление от «нашей пра­вильной линии» и только подлило масла в огнь.

— Ну КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ, тогда я не возьму раскладушку,— в сердцах заявила бабушка и через неко­торое время принесла раскладушку вспять. Во мне все закипело от обиды и негодова­ния: из-за чего все

пошло— из-за людского упрямства, мелочи некий. А я-то собиралась лечь спать пораньше, чтобы выспаться!

Обида, досада наворачивали мысли, одну нелепее КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ другой, но в такие минутки они кажутся правдоподобными: «Лишь бы на собственном настоять; непринципиально, что требуют сделать два человека, только бы по-своему сделать в хоть какой мелочи — что за тупость невозмож­ная! И как после чего малыши могут относиться к словам и просьбам других?» Короче, я КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ «завелась»: захотелось грубиянить, оскорбить, задеть побольнее.

— Удовлетворен? — звучно спросила я, проходя мимо комнаты, где находился Борис с детками.— Вот спасибо — устроили: все идет как по маслу...

И итог: мне совершенно не до сна и от всего происшедшего, и от собственного поведения — омерзительно на душе. И слезы не посодействовали КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ. Ох, до чего тошно! И как в из всего этого?»

А вот та же история очами Бориса и его мысли при всем этом.

«Пришла бабушка и попросила раскладушку. У их нет ребятишек, означает будет спать взрослый. Нужно дать потому огромную раскладушку — взрослому на малеханькой (160 см) коротковато. Так пошевелил мозгами я и КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ переложил Алешу к Тинюше валетом. Кстати, нужно поглядеть, как они будутспать в одной кровати: вдруг в жизни так придется, а они не могут. Нужно на данный момент это испытать — так задумывался я, а бабушка стала возмущаться «Ведь им тесновато в раскладушке».

— Никак не тесновато,— возражает Алеша и КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ отодвигается на край раскладушки.

Я ложусь в центре меж ними, на меня взбирается к тому же Оленька. Но…бабушку не уверяет. Она продолжает утверждать, что им тесновато.

Видимо, она так и не даст испытать уложить ребятишек вдвоем; я уже начинаю

волноваться, но сдерживаюсь.

— Раскладушку считайте доставленной уже на дом,— шутливо говорю я КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ и отношу ее в бабушкин дом.

А по дороге думаю: ведь барство принуждает людей считать малеханькое неудобство огромным вредом себе и оставаться глухим к хоть каким просьбам других если эти просьбы рождают даже не действительную, а надуманную проблема. Мне жутко пошевелить мозгами, но ведь то же самое бабушка в КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ состоянии сделать с Алешей, и если она этого не соображает, то мы-то должны осознавать.

Я возвращаюсь домой и застаю бабушку на террасе, складывающей в два раза большой матрас для Алеши.

— Я очень прошу вас не делать этого! — говорю я бабушке таким тоном, что она оставляет матрас и КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ уходит со словами: «Ну тогда я принесу раскладушку назад. Я молчу, закрываю на задвижку дверь за нею, приношу (на всякий случай) матрас с террасы и ложусь в кровать. Я даже пропускаю мимо ушей «Удовлетворен?», произнесенное Еленой. Злоба на бабушкин «подход» бурлит во мне. Лежу, стараясь не шевелиться. Противно на душе до КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ невероятности.

И пошло все «наперекосяк», как гласит Елена. Днем она не глядит на меня, убежденная в моей глупости, упрямстве и других схожих качествах. Узнать, почему я так поступил, она не собирается. «Все и так ясно!» — видимо, задумывается она.

А что все-таки я криминального сделал на самом деле КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ дела?

Ведь то, что мы выполнили бабушкину просьбу и отнесли ей в дом огромную раскладушку, а не небольшую, в счет не идет. Почему?

А вот то, что я не возжелал, чтоб Алешка присваивал значение тому, где, как, на чем он дремлет, чтоб он не считал неудобством спать с КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ братом на одной кровати,— это грех, и очень суровое. Нужно выполнить бабушкино желание.

Почему нужно мыслить не о детях, не об их развитии, не о тех качествах, которые они получают, а о том, что понравится либо не понравится бабушке?»

Все это мы записали вереницей в одной тетради, еще ничего КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ не выясняя и не «идя на мировую»,— обида еще бурлила и в нем, и во мне. Но записи посодействовали: мы оба сообразили, что оба правы, но каждый со собственной точки зрения. Я, жила сиюминутными переживаниями и направляла внимание приемущественно на дела меж всеми участниками этой малеханькой трагикомедии. Когда КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ же я прочла написанное Борисом, я пришла к нему с повинной. Вся история стала передо мной совершенно в ином свете: он, отец, заглядывал в будущее ребят, хлопотал не об улаживании конфликта, а о потерях и приобретениях в нравах ребят послезавтрашнего денька — не на пустяках он настаивал, а на том, от КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ чего не мог отойти. А я его не сообразила, даже не возжелала осознать... Он, выслушав меня, тоже признался: «Знаешь, даже в голову не могло придти, что я кого-либо обижаю, с кем-то не считаюсь. Желал, как лучше...»

Умопомрачительно: размолвка привела к тому, что мы не «врозь побежали», а КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ сделали шаг навстречу друг дружке, в чем либо разобрались. И так было и другой, и 3-ий раз, и сотый, и тысячный: оставаясь различными, мы равномерно все боль­ше понимали друг дружку. А это больше всего и необходимо, когда в доме малыши. На­лаживая собственные дела, мы сразу постигали и усваивали раз КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ­ные роли мамы и отца, обучались ценить их.

Вот еще одна выдержка из дневника.

«02.06.1964 г. Улеглись Антон и Оля спать. Алеша еще не лег, хотя спать уже желает — это по всему ощущается. Но еще более желает побыть с нами. Он залезает ко мне в кресло, усаживается КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ рядом, приваливается ко мне, некое время читает сам, по­том просит меня.

— Мам, почитай мне чуть-чуть...

Я читаю ему малость, позже говорю:

— Алешик, поздно уже, давай умоемся и спать. А?.. Нам с отцом еще фотокарточки печатать, позже письма писать.

— А это длительно — печатать?

— Да с часок.

— А можно КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ я буду с вами? Пап, я для тебя буду помогать.

— Можно,— соглашается отец,— ну, иди, готовь ванночки, наливай воду, включай красноватый фонарик, а я пока допишу письмо...

И Алеша мгновенно скисает: ему совсем не охото на данный момент что-то делать одному. Он уповает на то, что будет вкупе с КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ отцом что-то делать, непринципиально что, а принципиально, что вкупе.

Я чувствую, что у него как-то некомфортно на сердечко от папиных слов, предлагаю ему помыться, а позже уж браться за фотографию. Я даже помогаю ему мыться, а позже говорю:

— Ну, сейчас иди делай, что папа для тебя гласил. Что КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ там нужно делать? Он без особенного интереса идет в мастерскую и начинает там что-то передвигать, переставлять. Через некое время он тянет:

— Па-а-п! А я не знаю, как включать.

— А ты задумайся,— отвечает отец, занятый письмом.

— А я не зна-а-ю...— опять тянет Алеша. Ему КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ так охото, чтоб папа был рядом. Он начинает похныкивать и опять тянет:

— Не зна-а-ю...

Переговоры «мастерской с комнатой» идут минутки две. В конце концов отец сердится:

— Не знаешь, как включать,— ставь ванночки и наливай воду.

— А мне без тебя не хо-очется,— от всей души сознается КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ Алеша.

— Не охото — тогда иди спать! — резко кидает Борис.

Алешка изо всех сил старается удержаться от рева: он знает, что тогда разговор с ним будет совершенно короток. Но папа не замечает его старания. Я не выдерживаю:

— Боря, да пойди и помоги ему. Но папа недоволен:

— Он полностью может совладать КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ сам.

— Ты не прав,— начинаю волноваться и сердиться я,— он просто желает спать, как этого не учесть?

В конце концов папа сжалился над нами, пошел к Алеше в мастерскую, и вот я уже слышу счастливо-нервный хохот Алеши. Он гласит с дрожинкой в голосе, но уже успокаивается — папа с КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ ним рядом.

Проходит минут пятнадцать. Из мастерской доносится до меня бодренький разговор моих парней, обсуждающих какие-то детали фотографирования,— обыденный разговор, деловой и неплохой.

А вот мой младший «фотограф» возникает передо мной и гласит, привалившись к моим коленям:

— Мам, прочти мне чего-нибудть...— и тычется потяжелевшей головой мне в колени КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ. Мы идет с ним на террасу, Алеша охотно растягивается на постели, гласит мне ти­хонько:

— Спой мне песенку...— и засыпает практически сходу прямо за этим, засыпает, умиро­творенный глубочайшим и, кажется, размеренным сном.

Да, все-же наш «большуха» еще совершенно малыш и нужна ему ласка и душевность, как цветку солнышко. Без КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ этого вянет в нем что-то не плохое, отзывчивое, рождается озлобленность, обида.

Как задумывается папа?»

Прочитав это, Борис написал:

«03.06.1964 г. Он задумывается мало по другому.

Во-1-х, Алеше уже 5 лет — требования к нему должны быть выше, чем к Антону и Оле. Он желает спать, но ложиться без папы КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ и матери ему не нравится. Он согласен помо­гать печатать фото, но нужно биться со сном, нужно взять себя в руки, нужно что-то сделать одному, хотя этого и не охото. Эта борьба с самим собой есть развитие, есть укрепление воли, и если немедля приходить в таких случаях на помощь КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ, то развития происходить не будет.

Во-2-х, отцу нужно окончить свое дело (начатое письмо), ему не охото кидать его, не дописав десяток строк. Почему Алеша не должен знать, что у папы есть принципиальная работа, которую он не может кинуть сразу, как Алеша его позовет?

— Что, ты не можешь кинуть КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ писать и подойти к Алеше, когда он зовет тебя? — спрашивает мать.

— Я могу кинуть писать в хоть какой момент, но я не могу осознать, почему Алешино желание должно быть важнее, чем моя работа?»

Думаю, что мужчины, прочитав эти страницы, будут на стороне отца, а ма­тери, естественно, пожалеют КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ малыша и пошевелят мозгами про отца: бессердечный. Так мы, видно, устроены — неодинаково созидать.

Как по-разному воспринимают и оценивают одну и ту же ситуацию мама и отец! И самое необычное: оба правы. Это на данный момент для меня ничего удиви­тельного в этом нет, а тогда мне, воспитанной и в КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ семье, и в школе на безуслов­ном почтении к «единству требований», таковой разнобой в подходе к одному и тому же событию казался чуть не злодеянием. Я кипятилась, настаивала на собственном и, естественно, только усиливала сопротивление отца, не желающего идти на компромисс в том, что он считал КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ принципно принципиальным. Мы длительно не могли осознать, что совсем не противоречим друг дружке, что без всякого компро­мисса мы можем быть правы сразу оба.

Ну вот хотя бы в описанном случае я как мама лучше, тоньше ощутила сиюминутное состояние отпрыска, лицезрела, что все силенки у него уходят на преодо­ление КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ сна, на большее их уже не хватает, ему нужно пойти навстречу хотя бы по­тому, что он тянется к папе. Нельзя отталкивать, ожесточать его: на данный момент это небезопасно! Отец же, занятый своим делом, не вникает во все эти тонкости, да про­сто и не лицезреет отпрыска. Он не склонен КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ потакать ему в беспомощности и справедливо считает, что малыш в 5 лет уже должен брать себя в руки, уметь Преодолеть себя... Так кто же кому здесь был должен уступить? А никто никому. Необходимо было другое: мне — осознать намерения отца, посодействовать отпрыску выполнить его требования, а папе — прислушаться ко КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ мне, поверив в мое материнское чутье. Мы, хоть и не сходу, интуитивно так и поступили, и все обошлось благополучно.

Вот так и осознавалось то, что разница меж нами не мешать нам должна, а помогать. Мы же уравновешивали друг дружку, не позволяли никому из нас впасть в крайность: папе — в жесткую заданность КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ, а мамы — в потакание ма­лейшим прихотям собственного малыша. Если б осознать это ранее!

Для чего я об этом пишу на данный момент, нарушив в рассказе естественный ход событий: ребенок-то у меня еще не родился! А потом, чтоб конкретно на данный момент, сначала, сказать очень принципиальное: ребенку КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ необходимы мама и отец — видите, как ему плохо и без того, и без другого. Невосполнимо плохо. Знаю: болью и горечью отзо­вутся сердца всех и всех дам на эту мою фразу. Да откуда отец возь­мется, если нет его в доме, просто нет?!

Даже если нет — должен быть КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ! Говоря так, я совсем не подразумеваю под этим какого-то придуманного («уехавшего» в долгосрочную командировку либо «погибшего») отца. Таковой обман, по-моему, в какой-то момент обнаружится и станет катастрофой для малыша. Нет, я о другом: о мужском начале в семье.

Как-то в шуточку я поделила себе всех КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ представителей мужского пола на три категории:

те, от кого нужно защищаться;

те, кого нужно защищать;

те, кто ЗАЩИЩАЕТ,— они-то и есть истинные мужчины. Конкретно в таком мужском начале нуждается любая семья. Оно может быть сосредоточено в подрастающем без отца отпрыску. Для этого мамы совершенно ни к чему заменять собой отца КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ, другими словами преобразовываться в полумужчину и заниматься несвойствен­ными ей делами (мастерить, играть в футбол либо учить приемы самбо). Мне кажется, что мужчину рядом с собой можно вырастить, только оставаясь сла­бой дамой, опора которой — в отпрыску, даже небольшом. Помните, есть славная песенка, в какой четырехлетний мальчуган успокаивает КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ мама: «Ты не страшись, мать, я с тобой!» Вот позиция мужчины: чуть ли не с колыбели он — по­кровитель слабенького, заступник хорошего и красивого в жизни. Позиция мамы при всем этом — с благодарностью принимать хоть какое проявление заботы о для себя и стараться быть достойной этой заботы: нужно, чтоб было КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ, ЧТО защищать.

Ну, а если рядом с матерью вырастает дочь? Казалось бы, должно быть все проще. Одна знакомая так и гласила мне: «Как отлично, мы с дочкой как две подруги и никакого «мужского духа», всех этих запятанных носков, потных рубах, грубых компаньонов нам не нужно...» Я высказала опасение: «Так нехитро КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ вызвать пре­небрежение вообщем ко всем представителям мужского пола». Она в ответ только усмехнулась: «Ничего, умней будет — первому встречному на шейку не кинется».

Правильно — ни первому, ни второму, ни пятому, ни десятому дочь навстречу «не кинулась». Ей под 40 — семьи, как досадно бы это не звучало, и не предвидится КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ. Это и само по себе обидно, а здесь к тому же проф контакты у нее осложнены тем, что она не знает, как себя вести с мужиками: и смущяется, и опасается, и третирует, и не доверяет — все сходу.

Оказывается, проще с дочерью не выходит. Бывает, всю жизнь не КОНФЛИКТ ИЗ- ЗА... РАСКЛАДУШКИ заживает рана в сердечко мамы, оставленной либо обманутой тем, кто вправду оказался НЕмужчиной. И больше всего, мне думается, нужно страшиться передать дочери в наследие эту свою горькую обиду.

Пора, в конце концов, возвратиться к началу моего длинного-длинного материнского пути.


konkurentosposobnost-rossii-v-mirovoj-ekonomike-stranica-2.html
konkurentosposobnost-tovara-i-ee-ocenka.html
konkurentosposobnost-tovarasegmentaciya-rinka.html